В. Шурыгин “Танки едут по Праге, танки едут по правде…”

Опубликовано рубрика Разговор метки , ,

С согласия автора публикую эту статью. В ней изложены интереснейшие факты и я считаю, она для всех будет интересной.

…штрихи к портрету потерпевшей…

В ночь на 21 августа 1968 года войска СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии с четырех направлений в двадцати пунктах от Цвикова до Немецка в режиме радиомолчания пересекли чехословацкую границу.

Из южной части Польши был введен советско-польский контингент войск по направлениям: Яблонец-Кралове, Острава, Оломоуц и Жилина. Из южной части ГДР вводился советско-восточногерманский контингент войск по направлениям: Прага, Хомутов, Пльзень, Карловы Вары. Из северных районов Венгрии входила советско-венгерско-болгарская группировка по направлениям: Братислава, Тренчин, Банска-Бистрица и др. Наиболее крупный контингент войск был выделен от Советского Союза…

Одновременно с вводом сухопутных войск на аэродромы Водоходи (Чехия), Турокани и Намешть (Словакия), а также на аэродромы под Прагой с территории СССР были переброшены контингенты ВДВ.

21 августа в 3 час. 37 мин. десантники на двух головных самолетах 7-й военно-транспортной дивизии уже высаживались из АН-12 на аэродроме Рузине под Прагой и в течение 15 минут блокировали основные объекты аэродрома. В 5 час. 10 мин. высадилась разведрота 350-го парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржани и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой.

На боевой технике и захваченных гражданских автомобилях десантники уходили в глубь территории, и к 9.00 ими были блокированы в г. Брно все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок.

Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

200-тысячная чехословацкая армия (около десяти дивизий) не оказывала практически никакого сопротивления. Она оставалась в казармах, выполняя приказ своего министра обороны, и до конца событий в стране оставалась нейтральной. Среди населения, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявлялось недовольство происходящим. Протест общественности выражался в сооружении баррикад на пути продвижения танковых колонн, действиях подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц. В отдельных случаях имели место вооруженные нападения на военнослужащих введенного в ЧССР контингента войск, забрасывание танков и прочей бронетехники бутылками с горючей смесью, попытки вывести из строя средства связи и транспорт, уничтожение памятников советским воинам в городах и селах Чехословакии.
Стремительный и согласованный ввод войск в ЧССР привел к тому, что в течение 36 часов армии стран Варшавского Договора установили полный контроль над чехословацкой территорией.
В ходе передислокации и размещения советских войск (с 20 августа по 12 ноября) в результате действий враждебно настроенных лиц погибло 11 военнослужащих, в том числе один офицер; ранено и травмировано 87 советских военнослужащих, в том числе 19 офицеров. Кроме того, погибло в катастрофах, авариях, при неосторожном обращении с оружием и боевой техникой, в результате других происшествий, а также умерло от болезней — 87 человек.
По данным чешских историков, при вводе войск погибло около ста человек, ранено и травмировано около тысячи человек.

Сегодня эта операция стала едва ли не каноническим примером советской агрессии против либерально-демократического государства. И без сомнения очередная годовщина этих событий будет широко отмечена нашей либеральной прессой.

Я не собираюсь оправдывать СССР за это вторжение. Исследование «пражской весны» не является моей темой. А вот малоизвестные страницы взаимоотношений России и Чехословакии мне чрезвычайно интересны. И предъявляя сегодня счёт России Чехия, рядясь в рубище потерпевшей, предпочитает не вспоминать о некоторых фактах, и не зря…

Итак, несколько штрихов к портрету «потерпевшей».
Не углубляясь слишком глубоко в историю, остановимся только на новейшей истории 20 века.

ТРОЯНСКИЙ ЛЕГИОН

В 1916 г. царское правительство стало формировать из пленных и перебежавших чехов и словаков “чешские легионы”, намереваясь использовать их против Австрии. После февральской революции Временное правительство в июне 1917 г. сформировало первую чехословацкую дивизию, затем еще четыре (всего около 80 тысяч штыков). Но фронт разваливался, и чехи остались не у дел.

Правители Антанты предложили эвакуировать чехословацкие войска через Владивосток, якобы для отправки на французский фронт. Советское правительство предлагало более краткий путь для эвакуации – Северным морем, через Архангельск и Мурманск. Командование “чешского легиона”, подстрекаемое эмиссарами Антанты, отказалось. В итоге эшелоны с вооруженными чехами растянулись по всей России от Пензы до Владивостока. 80 тысяч хорошо вооруженных и неплохо организованных солдат представляли грозную силу в разоренной и дезорганизованной мировой войной и двумя революциями стране. Эту силу и решили использовать для свержения большевиков.

Весной 1918 г русское отделение чешского “Национального совета” получило от французского представителя 12 миллионов рублей золотом, от английского консула – 80 тысяч фунтов стерлингов. 14 мая 1918 г в Челябинске, где располагался штаб чешского корпуса, состоялось совещание чешского командования, представителей Англии и Франции и лидеров правых эсеров. А 26 мая начался мятеж.
Уже к началу июня чехи заняли Челябинск, Омск, Пензу, Владивосток, Самару: В захваченных городах расстреливали всех, заподозренных в большевизме. Чешская контрразведка содержала пленных в т.н. “эшелонах смерти”. На оккупированной чехами территории, как грибы после дождя, возникали многочисленные “демократические” правительства – Комитет учредительного собрания в Поволжье, Сибирское правительство. Уральское областное правительство и др.

Учитывая успех мятежа, Высший Военный Совет Антанты 2 июля 1918 г. обратился к президенту США Вильсону с просьбой оказать поддержку чехам. 4 июля (в день независимости США) Вильсон подписал решение об “ограниченной интервенции” в Россию. Вскоре 7000 американцев, 3000 французов и итальянцев, два английских батальона и две японские дивизии высадились во Владивостоке. В августе 1918 г. в нашу Сибирь прибыла французская военная миссия во главе с генералом Жаненом – “командующим союзническими и русскими войсками” к Западу от Байкала. “Начальником тыла” назначили главу английской военной миссии генерала Нокса.

Фактически именно мятеж чехословацкого корпуса спровоцировал начало гражданской войны и иностранной интервенции в Россию. Не будь такого авангарда, как 80-тысячный чешский корпус, Запад не решился бы на открытую интервенцию и широкую поддержку белого движения. Без чешского мятежа гражданской войны могло бы не быть, и миллионы русских людей (белых и красных) не погибли бы в общей бойне:

Летом 1918 г. чехи успешно наступали, захватив Екатеринбург. В июле 1918-го они вышли к Волге, взяв Казань и Симбирск. Пленных большевиков чешские оккупанты уничтожали.
Основной удар против Советской России наносился в направлении Перми, чтобы соединиться с англо-американскими интервентами, наступавшими от Архангельска, и общими силами ударить на Москву. Но как только большевики сумели организовать сопротивление, успехи чехов закончились. Красная Армия не располагая численным превосходством, перешла в наступление, отбивая захваченные города. В конце 1918 г. среди чешских “легионеров” (так они себя называли) началось разложение. Деморализованные чехи бросили фронт и своих белых союзников. Через всю Сибирь к Владивостоку снова потянулись сотни эшелонов с чехами. По пути чехи согласились вести борьбу с красными партизанами, но больше грабили, чем воевали. В итоге, чехов ненавидели и презирали все – и белые, и красные:

Зимой 1919 г. отступавшие белогвардейцы, их семьи, раненые и беженцы шли пешком – все паровозы на Сибирской магистрали захватили чехи. Под Красноярском раненного генерала Каппеля и его штаб чехословаки выкинули из вагона, освобождая место для ценной мебели. Каппель умер от воспаления легких с обмороженными ногами. Тогда чехи согласились взять его труп в эшелон и доставить в Читу. Русские офицеры отказались:

Апофеозом чешского предательства стала вероломная выдача 15 января 1920 года большевикам адмирала Колчака в обмен на гарантии беспрепятственного проезда во Владивосток.

Для чешской интервенции в России характерна судьба “генерала” Рудольфа Гайды. Этот чех, фельдшер по образованию, в чине прапорщика австрийской армии попал в русский плен. Там вступил в чехословацкий легион, и уже весной 1918 г. командовал одной из чешских бригад. Гайда принял активное участие в мятеже, и от благодарного “Сибирского правительства” получил чин “полковника”. Сибирских “демократов” он вскоре предал и переметнулся к “верховному правителю” Колчаку, который присвоил ему чин “генерала”. Генерал-прапорщик провалил все операции и был Колчаком разжалован. Обидевшись, Гайда во Владивостоке стал плести новый заговор уже против Колчака. Его авантюра снова провалилась, и с остатками чешского корпуса Гайда через Америку бежал в Европу, в Чехию. В Праге Гайда на золото награбленное у нас в России, учредил “Пражский банк чехословацких легионеров”. Расписав свои подвиги в Сибири, бывший прапорщик стал начальником штаба чехословацкой армии. На этом посту он строил новый бездарный заговор с целью захвата власти (в 1926 г.), был разоблачен, предан суду и разжалован, но сумел вывернуться и “занялся политикой”:

…Интересно, что три года назад во Владивостоке благодарные власти за государственные деньги восстановили кладбище чешских легионеров, погибших в ходе иностранной интервенции в 1919-1920 годах…

ОРУЖЕЙНЫЕ ГНОМЫ ГИТЛЕРА

Отличилась Чехословакия и в войне против СССР
В различных частях Вермахта отвоевало более 100 000 чехов и словаков. 70 000 было взято в плен. Около 7000 из них было убито. Это конечно не очень много – всего около десяти дивизий. Впрочем, боевых частей укомплектованных только словаками и чехами на восточном фронте практически не было. Боеспособность их была нулевой и немцы просто не стали их формировать, предпочитая использовать чехов и словаков там, где это может принести наиболее пользу – во вспомогательных и ремонтных подразделениях. И здесь им не было равных.
В годы войны Чехословакия стала настоящим Ортханком Сарумана – оружейной кузницей Третьего рейха.

К июню 1941 года вермахт был почти на треть укомплектован чешским вооружением. Чехами было собрано 25% всех немецких танков, 26% грузовиков и 40% стрелкового оружия. Чехи прилежно работали на Германию до самого конца. Производительность труда промышленных рабочих не уступала показателям немецких рабочих.

От чехов немцы получили более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов. Чешскими трофеями в 1939 г. было оснащено 5 пехотных дивизий вермахта, в 1940-м — еще 4.

На 22 июня 1941 года бронетехника чешского производства составляла четвертую часть парка всех 17 немецких танковых дивизий 1-го эшелона – 623 танка Pz.Kpfw.38(t).
Чешская доля в бронетехнике вермахта росла вплоть до финала: с января по март 1945 г., потрудясь на Гитлера по-ударному, рабочие Праги и Пльзеня дали 1136 из 3922 танков и самоходок, произведенных для Германии. Почти треть!

При этом чешские инженеры неустанно совершенствовали оружие. Так самоходка “Неtzег”, чешской разработки оказалась самой удачной самоходкой Вермахта. Созданная на базе Pz.Kpfw.38(t). 16-тонная машина с 60-мм броней 75-мм пушкой Раk 39 с длиной ствола 48 калибров блестяще показала себя на поле боя. И с мая 1944 г. чехи построили аж 1577 самоходок “Неtzer”. Одно из основных средств борьбы с советскими танками.

Настолько удачная получилась САУ, что ещё почти 10 лет после войны стояла на вооружении швейцаров и чехов.

А ещё 1271 “Магdег III”, 370 SdKfz 138/1 “Вison”. Итого почти 3 000 самоходов на базе 38-ки после 1942г.
В общем, всю отечественную войну чешские заводы клепали оружие для гитлеровцев просто без передыха…
Интересно, что основные цеха оружейных фабрик Праги встали лишь 5 мая 1945 года – через три дня после взятия Красной Армией Берлина (!!!), когда свободолюбивые чехи, наконец, сообразили, что клепать вооружение для Германии уже совершенно бессмысленно, работа оплачена не будет, и подняли в Праге на редкость своевременное восстание.
В заключении стоит напомнить, что в боях за освобождение Чехословакии отдали жизнь 144 тысячи наших солдат и офицеров…

НЕМЦЫ ЗА ВСЁ ЗАПЛАТЯТ!

О жестокости Советов, подавивших «пражскую весну» танками сегодня знает любой прогрессивный школьник, а вот о том, как либеральные и свободолюбивые чехи за несколько лет до этого «окончательно решили «немецкий вопрос» в школах сегодня почему-то не изучают. А зря…

Сегодня уже мало кто вспоминает о том, что когда-то в составе Чехословакии существовала так называемая Судетская область, где проживало до войны более трёх с половиной миллионов немцев, которые составляли более 80% всего населения. Именно Судеты стали причиной фактической аннексии Чехословакии. Аннексия прошла бескровно, но чехи не забыли этого унижения.

Первые массовые расправы над немецким населением начались уже в мае 1945 года. Между 5 и 9 маем в одной только Праге было убито более 855 немецких гражданских лиц, множество изнасиловано и искалечено. Между 9 и 11 маем чехословацкими подразделениями было убито около 10 тысяч уже разоружённых немецких солдат (данные судетонемецкого общества).
В освобождённом от немецкой армии Попраде Бенеш произнёс: «Беда, беда немцам, трижды беда! За свои преступления горько поплатятся! Ликвидируете их! Беда им! Ликвидируйте их!». 12 мая 1945 президент Эдвард Бенеш провозгласил, что «немецкую проблему в республике мы должны окончательно ликвидировать». В итоге, в 1945—1946 из Чехословакии было изгнано более 3 миллионов человек. Оставшиеся же подверглись репрессиям:

* Граждане немецкой национальности были лишены чехословацкого гражданства
* Должны были постоянно подтверждать своё пристутствие в полиции и покидать место жительства
* Должны были носить нашивки «N» — «Немец» или повязку со свастикой
* Не могли использовать публичный транспорт, посещать публичные места
* Конфисковались автомобили, мотоциклы и велосипеды
* Не могли ходить по тротуарам
* Не могли иметь радио, телефон и использовать их
* Посещать магазины только в определённое время
* Было запрещено разговаривать в публичных местах по-немецки

Во время депортации погибло 18816 немцев, из них 5596 убито, 3411 совершило самоубийство, 6615 умерло в концентрационных лагерях, 1481 погиб при транспортировке, 705 сразу после транспортировки, 629 во время побега и 379 по неизвестным причинам. Множество было искалечено в результате издевательств или изнасиловано.

Но наиболее печальными страницами этой трагедии стали Пршеровский и Устицкий расстрелы.

18 июня 1945 группа немецких беженцев из Добшиной проезжала на поезде через моравский город Пршеров. Поезд был остановлен подразделением контрразведки во главе с лейтенантом К. Пазуром из 17 пехотного полка, в прошлом члена словацкой Глинковой Гарды, которая тесно сотрудничала с немецкими фашистами. Немцы были выведены из поезда и расстреляны. Тела были погребены в массовой могиле. Было убито 71 мужчин, 120 женщин и 74 ребёнка, самому младшему было 8 месяцев. В 1949 году Пазур был осуждён на 20 лет, но уже в середине 50-х был на свободе.

31 июля 1945 г. в 15:30 произошёл взрыв на складе с боеприпасами в пригороде чешского города Усти над Лабем. Погибло 27 человек. Сразу после взрыва полиция и армия согнали немецких граждан, включая женщин, на центральную площадь и на мост через Лабу. Немцы идентифицировались по нашивкам «N», которые они были вынуждены носить в послевоенной Чехословакии. Их расстреливали без суда и следствия из пулемётов и сбрасывали в воду. Чешские источники говорят о 80-100 погибших (официально подтверждена гибель 43 человек), независимые источники говорят о более чем 300 убитых. Тела убитых были сброшены в р. Лабу или сожжены в крематории расположенного неподалеку концентрационного лагеря Терезин.
На следующий день правительством Чехословакии была создана комиссия во главе с генералом Людвигом Свободой по расследованию произошедшего. Причину взрыва на складе не удалось обнаружить, но бездоказательно обвинили немцев. Пропаганда использовала взрыв в кампании для выселения немцев.
Известны и другие массовые казни или факты уничтожения немецкого населения:

* Брненский Поход Смерти, погибло 1691 человек
* Концлагерь Постолопрты, 763 убитых
* Доупов, 24 убитых
* Тоцов, 32 убитых
* Подборжаны, 68 убитых
* Хомутов, 12 погибших от пыток, позднее в «походе смерти» погибло 70 человек, в концлагере Скларна было убито ещё 40 человек. В сумме погибло 140 немцев.
* Домажлице, убито около 200 человек

Как я уже говорил, я не собираюсь оправдывать Советский Союз за его действия тридцатидевятилетней давности. Он в этом просто не нуждается. Союз был государством адекватным своему времени и на вызовы своего времени реагировал исходя из своих государственных интересов. А вот попытки некоторых политических карликов изображать из себя невинных жертв и бедных овечек ничего кроме презрения не вызывают…

Владимир Шурыгин